• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книги и авторы (список заголовков)
03:45 

"Узкая неоновая полоса с новостями, окаймляющая трехгранное здание Информационной корпорации, сообщала на базовом английском о том, что сенатор Регина Аболафия готова начать борьбу с организованной преступностью в городе. Не хватает слов, чтобы передать, как я иногда счастлив, что полностью дезорганизован"

(c) Сэмюэль Дилэйни
"Время, словно низка самоцветов"


@темы: книги и авторы, цитаты

13:23 

100 лет Альфреду Бестеру

Сегодня сто лет со дня рождения одного из моих самых любимых (и почему-то малоизвестных) писателей фантастов.


"Итак, год 1950-й. Мистер Джукс, типичный холостяк, живет на ранчо возле Нью-Йорка. Он встает с зарей, надевает спортивные брюки, натягивает сапоги со шпорами, рубашку из сыромятной кожи, серый фланелевый жилет, затем повязывает черный трикотажный галстук. Вооружившись револьвером или кольтом, Джукс направляется в забегаловку, где готовит себе завтрак из приправленного пряностями планктона и морских водорослей. При этом он — возможно (но не обязательно) застает врасплох целую банду юных сорванцов или краснокожих индейцев в тот самый момент, когда они готовятся линчевать очередную жертву или угнать несколько джуксовых автомобилей, которых у него на ранчо целое стадо примерно в полторы сотни голов.

Он расшвыривает их несколькими ударами, не прибегая к оружию. Как все американцы двадцатого века, Джукс — чудовищной силы создание, привыкшее наносить, а также получать сокрушительные удары; в него можно запустить стулом, креслом, столом, даже комодом без малейшего для него вреда. Он почти не пользуется пистолетом, приберегая его для ритуальных церемоний.

В свою контору в Нью-Йорк-сити мистер Джукс отправляется верхом, или на спортивной машине (разновидность открытого автомобиля), или на троллейбусе. По пути он читает утреннюю газету, в которой мелькают набранные жирным шрифтом заголовки типа: «Открытие Северного полюса», «Гибель „Титаника“, „Успешная высадка космонавтов на Марсе“ и „Странная гибель президента Хардинга“.

Джукс работает в рекламном агентстве на Мэдисон-авеню — грязной ухабистой дороге, по которой разъезжают почтовые дилижансы, стоят пивные салуны и на каждом шагу попадаются буйные гуляки, трупы и певички в сведенных до минимума туалетах.

Джукс — деятель рекламы, он посвятил себя тому, чтобы руководить вкусами публики, развивать ее культуру и оказывать содействие при выборах должностных лиц, а также при выборе национальных героев.

Его контора, расположенная на двадцатом этаже увенчанного башней небоскреба, обставлена в характерном для середины двадцатого века стиле. В ней имеется конторка с крышкой на роликах, откидное кресло и медная плевательница. Контора освещена лучом мазера, рассеянным оптическими приборами. Летом комнату наполняют прохладой большие вентиляторы, свисающие с потолка, а зимою Джуксу не дает замерзнуть инфракрасная печь Франклина.

Стены украшены редкостными картинами, принадлежащими кисти таких знаменитых мастеров, как Микеланджело, Ренуар и Санди. Возле конторки стоит магнитофон. Джукс диктует все свои соображения, а позже его секретарша переписывает их, макая ручку в черно-углеродистые чернила. (Сейчас уже окончательно установлено, что пишущие машинки были изобретены лишь на заре Века Компьютеров, в конце двадцатого столетия.) Деятельность мистера Джукса состоит в создании вдохновенных лозунгов, которые превращают половину населения страны в активных покупателей. Весьма немногие из этих лозунгов дошли до наших дней, да и то в более или менее фрагментарном виде, и студенты, прослушавшие курс профессора Рекса Гаррисона «лингвистика 916», знают, с какими трудностями мы столкнулись, пытаясь расшифровать такие изречения, как: «Не сушить возле источников тепла» (может быть, «пепла»?), «Решится ли она» (на что?) и «Вот бы появиться в парке в этом сногсшибательном лифчике» (невразумительно).

В полдень мистер Джукс идет перекусить, что он делает обычно на каком-нибудь гигантском стадионе в обществе нескольких тысяч подобных ему. Затем он снова возвращается в контору и приступает к работе, причем прошу не забывать, что условия труда в то время были настолько далеки от идеальных, что Джукс вынужден был трудиться по четыре, а то и по шесть часов в день.

В те удручающие времена неслыханного размаха достигли ограбления дилижансов, налеты, войны между бандитскими шайками и тому подобные зверства. В воздухе то и дело мелькали тела маклеров, в порыве отчаяния выбрасывавшихся из окон своих контор.

И нет ничего удивительного в том, что к концу дня мистер Джукс ищет духовного успокоения. Он обретает его на ритуальных сборищах, именуемых «коктейль». Там, в густой толпе своих единоверцев, он стоит в маленькой комнате, вслух вознося молитвы и наполняя воздух благовонными курениями марихуаны. Женщины, участвующие в церемонии, нередко носят одеяния, именуемые «платье для коктейля», известные также под названием «шик-модерн».

Свое пребывание в городе мистер Джукс может завершить посещением ночного клуба, где посетителей развлекают каким-нибудь зрелищем. Эти клубы, как правило, располагались под землей. При этом Джукса почти каждый раз сопровождает некий «солидный счет» — термин маловразумительный. Доктор Дэвид Нивен весьма убедительно доказывает, что «солидный счет» — это не что иное, как сленговый эквивалент выражения «доступная женщина», однако профессор Нельсон Эдди справедливо замечает, что такое толкование лишь усложняет дело, ибо в наше время никто понятия не имеет, что означают слова «доступная женщина».

И наконец, мистер Джукс возвращается на свое ранчо, причем едет на поезде, ведомом паровозом, и по дороге играет в азартные игры с профессиональными шулерами, наводнявшими все виды транспорта той поры. Приехав домой, он разводит во дворе костер, подбивает на счетах дневные расходы, наигрывает грустные мелодии на гитаре, ухаживает за одной из представительниц многотысячной орды незнакомок, имеющих обычай забредать на огонек в самое неожиданное время, затем завертывается в одеяло и засыпает.

Таков был он, этот варварский век, до такой степени нервозный и истеричный, что лишь очень немногие доживали до ста лет. И все же современные романтики вздыхают о той чудовищной эпохе, полной ужасов и бурь. Американа двадцатого века — это последний крик моды. Не так давно один экземпляр «Лайфа», нечто вроде высылаемого для заказов по почте каталога товаров, был приобретен на аукционе известным коллекционером Клифтоном Уэббом за 150 тысяч долларов. Замечу кстати, что, анализируя этот антикварный образчик в своей статье, напечатанной в «Философикал Транзэкшнз», я привожу довольно веские доказательства, позволяющие усомниться в его подлинности. Целый ряд анахронизмов наводит на мысль о подделке"

(c)

"Это была типичная для студгородка забегаловка — психоделическая атмосфера, приглушенная сексуальная музыка с оргазмическими хрипами, на полу спотыкаешься о парней и девушек, которые или трахаются, или в полной отключке, или трахаются в полной отключке, а у входа стоит рекламный фантом, в котором и трезвый не сразу узнает объемную проекцию.

— Привет, — весело прокричал рекламный великан. — Я лучший в мире банк, ваш доброжелательный друг. Мигом прокручу ваши денежки. Если вас тревожит экологическое состояние планеты — благодаря нам ваши деньги будут работать на очистку Земли. Давайте ваши денежки и — эх, прокручу с ветерком!..

Мы прошли сквозь него внутрь бара.

— Две двойных порции огненной воды, — сказал я. — Моему другу с двойной порцией содовой.

— Что в содовую? — осведомился бармен. — Гашиш? Колеса? Травку?

— Без ничего. Он тащится от одной содовой"

(с)


"....Адрес: 49-бис Авеню Фош, Париж, Франция.

Вынужден был поехать туда из-за событий в Сингапуре. Потребовалась громадная компенсация и регулировка. В какой-то миг даже думал, что придется напасть на дирижера "Опера комик", но судьба оказалась благосклонна ко мне, и все кончилось безвредным взрывом в Люксембургском саду. Я еще успел побывать в Сорбонне, прежде чем меня забросило назад.

Так или иначе, она сидит в моей квартире с одной (1) ванной и 1997,00 сдачи на холодильнике. Ух! Выбрасываю шесть долларов из окна и наслаждаюсь оставшимися 1991. А она сидит там, в скромном черном вечернем платье, черных чулках и черных театральных туфельках. Гладкая кожа рдеет от смущения, как свежий бутон алой розы. Красное к опасности. Дерзкое лицо напряжено от сознания того, что она делает. Проклятье, она мне нравится.

Мне нравится изящная линия ее ног, ее фигура, глаза, волосы, ее смелость, смущение... румянец на щеках, пробивающийся, несмотря на отчаянное применение пудры. Пудра... гадость. Я иду на кухню и для компенсации тру рубашку жженой пробкой.

- Ох-хо,- говорю.- Буду частлив знать, зачем твоя ходи-ходи моя берлога. Пардон, мисс, такая языка скоро уйдет.

- Я обманула мистера Люндгрена,- выпаливает она.- Я сказала, что несу тебе важные бумаги.

- Entschuldigen Sie, bitte. Meine pidgin haben sich geandert. Sprachen Sie Deutsch?

- Нет.

- Dann warte ich.

Битница повернулась на каблучках и выплыла, зовя к объятиям. Я нагнал ее у лифта, сунул 101 доллар (превосходная форма) и пожелал на испанском спокойной ночи. Она ненавидела меня. Я сделал с ней гнусную вещь (нет прощения) и вернулся в квартиру, где обрел английский.

- Как тебя зовут?

- Я работаю у тебя три месяца, а ты не знаешь моего имени? В самом деле?

- Нет, и знать не желаю.

- Лиззи Чалмерс.

- Уходи, Лиззи Чалмерс.

- Так вот почему ты звал меня "мисс". Зачем ты побрил голову?

- Неприятности в Вене.

- Что ты имеешь в виду?

- Не твое дело. Что тебе здесь надо? Чего ты хочешь?

- Тебя,- говорит она, отчаянно краснея"

(с)


@темы: книги и авторы, цитаты

01:20 

очередной литературный запой

С одной стороны. Выходные были просто прекрасны. С другой стороны. Они были настолько прекрасны, что этот день я провалялся с читалкой и котэ под боком и совершенно забросил все свои остальные обязанности. Могу сообщить, что Сэнди Митчелл прекрасен - судя по тому, что я не отрываясь проглотил уже четвертую книгу :)

"...перспектива лезть обратно на линию огня выглядела отвратительно. Но, в конце концов, раз уж меня угораздило быть героем, следовало невозмутимо сидеть и попивать чаек, размышляя, как выкрутиться на этот раз"

"...предвосхищая ваш интерес, скажу, что идея бомбить тот самый город, который нас послали защищать, в то время действительно казалась нам несколько парадоксальной, но это все вопрос опыта. Я рассуждал так: все, кто оставался в зоне поражения, оставались там по собственной воле, и все гражданские, кто не сбежал, были либо предателями, либо настолько тупыми особями, что, устраняя их из генофонда, мы оказывали услугу будущим поколениям"

(с)

Надо сделать перерыв, поскольку их там всего около десятка, кроме того, есть такая штука, как перекормленность книжной монодиетой. Уже не говоря о моих прямых обязанностях :)


@темы: книги и авторы, цитаты

13:43 

о книжном

Кто-то когда-то поднимал тему "10 книг которые на меня повлияли". Я не буду замахиваться так далеко, но в последние пару дней выяснил, что если говорить о книгах, которые одновременно интересны и что-то говорят о политике (и позволяют понять текущие события с точки зрения политэкономии, исторических процессов и геополитики) - то я бы порекомендовал такой набор.

"Железную пяту" Джека Лондона.

"Следом за капитализмом должен был прийти социализм; это утверждали даже такие выдающиеся представители враждебного лагеря, как Герберт Спенсер. Ожидали, что на развалинах своекорыстного капитализма вырастет цветок, взлелеянный столетиями, — братство людей. А вместо этого, к нашему удивлению и ужасу, а тем более к удивлению и ужасу современников этих событий, капитализм, созревший для распада, дал еще один чудовищный побег — олигархию."

"Час Быка" Ивана Ефремова

"Неимоверно ускоренный рост населения и капиталистическое хозяйствование привели к истощению планеты и массовой смертности от голода и болезней. Государственный строй на ограбленной планете, естественно, должен быть олигархическим. Чтобы построить модель подобного государства, я продолжил в будущее те тенденции гангстерского фашиствующего монополизма, какие зарождаются сейчас в Америке и некоторых других странах, пытающихся сохранить «свободу» частного предпринимательства на густой националистической основе"

"Короли и капуста" О.Генри

"Незнакомцу или заезжему человеку жители Коралио расскажут о трагической кончине своего бывшего президента. Они расскажут, как он пытался убежать из их республики с казенными деньгами и донной Изабеллой Гилберт, молодой американской певичкой; как, пойманный в Коралио членами оппозиционной политической партии, он предпочел застрелиться, лишь бы не расстаться с деньгами и сеньоритою Гилберт. Дальше они расскажут, как донна Изабелла, почувствовав, что ее предприимчивый челнок на мели, что ей не вернуть ни знатного любовника, ни сувенира в сто тысяч, бросила якорь в этих стоячих прибрежных водах, ожидая нового прилива"


@темы: книги и авторы

03:20 

"Я буду играть центра"

Один из моих любимых моментов в "Королях" :)

"В комнате было только одно окно и одна дверь, и были они в дальнем конце. И вот, представьте себе, полсотни латинцев объявляют обструкцию против законодательства Меллинджера. Нас, можно сказать, было трое, так как мы с Генри одновременно заявили, что Нью-Йорк и племя Чероки встают на сторону слабейшего.

И тут Генри Хорсколлар высказался к беспорядку дня и вмешался, наглядно продемонстрировав преимущества американского воспитания в применении к природным способностям и врожденной культурности индейца. Он встал и обеими руками пригладил волосы, как девочка, когда садится за рояль.

- Станьте за мной, вы оба, - говорит Генри.

- Что будем делать, начальник? - спросил я.

- Я буду играть центра, - говорит Генри на своем футбольном наречии. - У них во всей команде нет ни одного приличного игрока. Не отставайте от меня, и больше жизни.

Потом этот культурный краснокожий изобразил своим ртом систему звуков, от которых вся латинская сходка застыла на месте в задумчивости и смятении. Его прокламация в общем сводилась к некоему сочетанию боевого клича Карлайльского колледжа с университетским припевом племени Чероки. Он ударил по шоколадной команде, как горошина из детского пугача. Правым локтем он уложил губернатора на поле и расчистил сквозь всю толпу проход такой широкий, что женщина могла бы пронести по нему лестницу и никого не задеть. Нам с Меллинджером оставалось только следовать за ним"

(c)


@темы: цитата, книги и авторы

17:36 

Майкл Крайтон "Пиратские широты"

"...мы — маленький и слабый аванпост Англии посреди испанских владений. Я в курсе, что при дворе принято делать вид, будто позиции его величества в Новом Свете непоколебимы, — медленно произнес Элмонт. — Но истина выглядит несколько по-иному. Все владения нашего монарха состоят из трех крохотных колоний: Сент-Китс, Барбадос и Ямайка. Все остальное принадлежит Филиппу. Эта территория по-прежнему остается Испанским Мэйном. В этих водах нет английских военных кораблей. В этих землях нет ни одного английского гарнизона. Зато здесь имеются десятки испанских кораблей первого ранга и несколько тысяч их солдат, размещенных в пятнадцати основных поселениях. Король Карл в мудрости своей желает сохранить за собой эти колонии, но не хочет платить за их защиту от вторжений..." (с)

Вчера сидел без света практически весь вечер. Точнее лежал :) Откопал в читалке сабжевую книгу Крайтона и... и неожиданно для себя увлекся. Написано основательно - ровно в крайтоновском историческом стиле ("Тринадцатый воин", "Большое ограбление поезда" и так далее). Кое-где просвечивают аллюзии - как это ни странно, я опознал в фабуле маклиновские "Пушки крепости Навароне", форестеровский "Все по местам", ну и капитан Блад тоже попадается - но местами. А вот стиль выбран намеренно жесткий и натуралистичный - если хотите это что-то типа "окопной правды" про Ямайку. Читать все это не мешает - прочлось на одном дыхании. Конечно, 18+, но могу рекомендовать :)


@темы: цитаты, книги и авторы

17:36 

Майкл Крайтон "Пиратские широты"

"...мы — маленький и слабый аванпост Англии посреди испанских владений. Я в курсе, что при дворе принято делать вид, будто позиции его величества в Новом Свете непоколебимы, — медленно произнес Элмонт. — Но истина выглядит несколько по-иному. Все владения нашего монарха состоят из трех крохотных колоний: Сент-Китс, Барбадос и Ямайка. Все остальное принадлежит Филиппу. Эта территория по-прежнему остается Испанским Мэйном. В этих водах нет английских военных кораблей. В этих землях нет ни одного английского гарнизона. Зато здесь имеются десятки испанских кораблей первого ранга и несколько тысяч их солдат, размещенных в пятнадцати основных поселениях. Король Карл в мудрости своей желает сохранить за собой эти колонии, но не хочет платить за их защиту от вторжений..." (с)

Вчера сидел без света практически весь вечер. Точнее лежал :) Откопал в читалке сабжевую книгу Крайтона и... и неожиданно для себя увлекся. Написано основательно - ровно в крайтоновском историческом стиле ("Тринадцатый воин", "Большое ограбление поезда" и так далее). Кое-где просвечивают аллюзии - как это ни странно, я опознал в фабуле маклиновские "Пушки крепости Навароне", форестеровский "Все по местам", ну и капитан Блад тоже попадается - но местами. А вот стиль выбран намеренно жесткий и натуралистичный - если хотите это что-то типа "окопной правды" про Ямайку. Читать все это не мешает - прочлось на одном дыхании. Конечно, 18+, но могу рекомендовать :)


@темы: цитаты, книги и авторы

17:36 

Майкл Крайтон "Пиратские широты"

"...мы — маленький и слабый аванпост Англии посреди испанских владений. Я в курсе, что при дворе принято делать вид, будто позиции его величества в Новом Свете непоколебимы, — медленно произнес Элмонт. — Но истина выглядит несколько по-иному. Все владения нашего монарха состоят из трех крохотных колоний: Сент-Китс, Барбадос и Ямайка. Все остальное принадлежит Филиппу. Эта территория по-прежнему остается Испанским Мэйном. В этих водах нет английских военных кораблей. В этих землях нет ни одного английского гарнизона. Зато здесь имеются десятки испанских кораблей первого ранга и несколько тысяч их солдат, размещенных в пятнадцати основных поселениях. Король Карл в мудрости своей желает сохранить за собой эти колонии, но не хочет платить за их защиту от вторжений..." (с)

Вчера сидел без света практически весь вечер. Точнее лежал :) Откопал в читалке сабжевую книгу Крайтона и... и неожиданно для себя увлекся. Написано основательно - ровно в крайтоновском историческом стиле ("Тринадцатый воин", "Большое ограбление поезда" и так далее). Кое-где просвечивают аллюзии - как это ни странно, я опознал в фабуле маклиновские "Пушки крепости Навароне", форестеровский "Все по местам", ну и капитан Блад тоже попадается - но местами. А вот стиль выбран намеренно жесткий и натуралистичный - если хотите это что-то типа "окопной правды" про Ямайку. Читать все это не мешает - прочлось на одном дыхании. Конечно, 18+, но могу рекомендовать :)


@темы: цитаты, книги и авторы

17:36 

Майкл Крайтон "Пиратские широты"

"...мы — маленький и слабый аванпост Англии посреди испанских владений. Я в курсе, что при дворе принято делать вид, будто позиции его величества в Новом Свете непоколебимы, — медленно произнес Элмонт. — Но истина выглядит несколько по-иному. Все владения нашего монарха состоят из трех крохотных колоний: Сент-Китс, Барбадос и Ямайка. Все остальное принадлежит Филиппу. Эта территория по-прежнему остается Испанским Мэйном. В этих водах нет английских военных кораблей. В этих землях нет ни одного английского гарнизона. Зато здесь имеются десятки испанских кораблей первого ранга и несколько тысяч их солдат, размещенных в пятнадцати основных поселениях. Король Карл в мудрости своей желает сохранить за собой эти колонии, но не хочет платить за их защиту от вторжений..." (с)

Вчера сидел без света практически весь вечер. Точнее лежал :) Откопал в читалке сабжевую книгу Крайтона и... и неожиданно для себя увлекся. Написано основательно - ровно в крайтоновском историческом стиле ("Тринадцатый воин", "Большое ограбление поезда" и так далее). Кое-где просвечивают аллюзии - как это ни странно, я опознал в фабуле маклиновские "Пушки крепости Навароне", форестеровский "Все по местам", ну и капитан Блад тоже попадается - но местами. А вот стиль выбран намеренно жесткий и натуралистичный - если хотите это что-то типа "окопной правды" про Ямайку. Читать все это не мешает - прочлось на одном дыхании. Конечно, 18+, но могу рекомендовать :)


@темы: цитаты, книги и авторы

17:36 

Майкл Крайтон "Пиратские широты"

"...мы — маленький и слабый аванпост Англии посреди испанских владений. Я в курсе, что при дворе принято делать вид, будто позиции его величества в Новом Свете непоколебимы, — медленно произнес Элмонт. — Но истина выглядит несколько по-иному. Все владения нашего монарха состоят из трех крохотных колоний: Сент-Китс, Барбадос и Ямайка. Все остальное принадлежит Филиппу. Эта территория по-прежнему остается Испанским Мэйном. В этих водах нет английских военных кораблей. В этих землях нет ни одного английского гарнизона. Зато здесь имеются десятки испанских кораблей первого ранга и несколько тысяч их солдат, размещенных в пятнадцати основных поселениях. Король Карл в мудрости своей желает сохранить за собой эти колонии, но не хочет платить за их защиту от вторжений..." (с)

Вчера сидел без света практически весь вечер. Точнее лежал :) Откопал в читалке сабжевую книгу Крайтона и... и неожиданно для себя увлекся. Написано основательно - ровно в крайтоновском историческом стиле ("Тринадцатый воин", "Большое ограбление поезда" и так далее). Кое-где просвечивают аллюзии - как это ни странно, я опознал в фабуле маклиновские "Пушки крепости Навароне", форестеровский "Все по местам", ну и капитан Блад тоже попадается - но местами. А вот стиль выбран намеренно жесткий и натуралистичный - если хотите это что-то типа "окопной правды" про Ямайку. Читать все это не мешает - прочлось на одном дыхании. Конечно, 18+, но могу рекомендовать :)


@темы: цитаты, книги и авторы

01:08 

"Кстати, у нас в запасе есть стрелы и хорошие пеньковые веревки для всех ваших сторонников"

"— А теперь идем в Холивуд, — сказал Мэтчем.

— В Холивуд? — воскликнул Дик. — Идти в Холивуд, когда в наших стреляют? Нет, я не пойду в Холивуд. Пусть меня лучше повесят, Джон!"

(c)

Перечитываю, точнее переслушиваю с большим-большим удовольствием.



— Война — разорение для нашей доброй страны, — сказала одна из женщин. — Когда бароны воюют, крестьяне едят корни и траву.

— Нет, — сказал Дик. — Всякий, кто пойдет за сэром Дэниэлом, будет получать по шесть пенсов в день, а лучники — по двенадцать.

— Для тех, кто останется жив, — ответила женщина, — оно, быть может, и так. Ну, а те, кого убьют, сударь?

— Умереть за своего законного господина — лучшая смерть на свете, — сказал Дик.

* * *

— Птицы, — сказал Эпплярд.

И действительно, там, где лес врезывался в луга длинным клином, кончавшимся двумя зелеными вязами, как раз на расстоянии полета стрелы от поля Эппльярда, испуганно металась стая птиц.

— Что нам за дело до птиц? — сказал Беннет.

— Вот ты, мастер Беннет, отправляешься на войну и считаешь себя мудрецом, а не знаешь, что птицы — прекрасные часовые, — ответил Эпплярд. — Они первые дают знать о предстоящей битве. Если бы мы сейчас находились в лагере, я бы сказал, что нас выслеживают вражеские стрелки. А ты бы ничего не заметил!

* * *

Я самый бесстрашный рыцарь на свете, потому что другие рыцари сражаются с великанами, волшебниками или язычниками, а я не побоялся сразиться с этим проклятым холодом, который страшнее всех язычников, вместе взятых!

* * *

Теперь у Дика остался только один противник, сражаться с которым можно было на равных условиях. Они были почти одинакового роста; противник Дика превосходно владел искусством отражать удары. Он был вооружен мечом и кинжалом, а у Дика была только алебарда; зато Дик был гораздо проворнее его. Сначала ни тот, ни другой не мог добиться преимущества, но старший из противников был опытней младшего и вел его туда, куда хотел. И вдруг Дик заметил, что они сражаются по колено в воде среди бушующих волн. Здесь все его проворство стало бесполезным; и он был всецело во власти противника. Товарищи Дика были далеко, а искусный противник заставлял его отступать все дальше в море.

Дик стиснул зубы. Он решил как можно скорее привести борьбу к концу, и, когда волна отхлынула, обнажив на мгновение дно, он ринулся вперед, отразил алебардой удар меча и схватил противника за горло. Тот рухнул навзничь, и Дик упал на него; набежавшая волна накрыла побежденного. Пока он лежал под водой, Дик выхватил у него из рук кинжал и поднялся, гордый своею победой.

— Сдавайтесь! — сказал он. — Дарю вам жизнь.

— Сдаюсь, — сказал тот, поднимаясь на колени. — Вы сражаетесь, как сражаются все слишком молодые люди, — неумело и необдуманно, но, клянусь святыми, отважно!




@темы: книги и авторы, цитаты

09:45 

Человек в воде

Я очень рекомендую всем "Ты сильнее воды!" Коновалова в качестве пособия по непотопляемости. А сегодня обнаружил на флибусте "Человек в воде" того же автора - более раннее издание. Вещи очень актуальные и настоятельно рекомендуются к прочтению всем :)

"Прочитайте еще раз выдержки из писем. Объективно угрожающих моментов ни у кого из написавших нам людей не было: угроза исходила у каждого «от себя», она возникала в воображении. И общее для всех, а также сотен других, приславших письма, — это то, что они оказались неспособными нейтрализовать воображаемые «страшные» картины: отсутствие психической устойчивости было тем фоном, на котором возникали в заплыве панические реакции, опасный на воде стресс. Значит, в свое время каждый из этих пловцов не разобрался в том, что же может угрожать ему в воде, не сжился с мыслью, что в воде возможны разные встречи и случаи, но, если приготовиться заранее, знать о них, все будет легко преодолено и стресс не возникнет. Такой анализ случайностей в воде и есть первая ступенька преодоления страха.

Второй ступенькой может стать ситуационный тренаж: надо готовить себя для предполагаемых критических ситуаций скачала теоретически на берегу, затем многое проигрывать в воде: совершать проплывы на одних руках, как будто ноги свело судорогой, или, наоборот, не пользуясь руками, плыть при помощи только ног; сознательно заплывать в водоворотные зоны, чтобы испытать ощущения турбулентного течения; вблизи берега намеренно пытаться вызвать у себя судороги ног, чтобы не пугаться этого явления в будущем; сбить дыхание, чтобы знать, как успокоить его и преодолеть это состояние; плавать в темноте, ночью, в ветреную погоду; закалившись, плавать в холодной воде.

Опыт необходимо приобретать в реальной обстановке заплывов в естественных водоемах, а не в тепличных условиях бассейна, где рядом стенки, где есть тренеры. Занятия в бассейне помогают отрабатывать технику плавания, совершенствовать стиль, отдельные его элементы. Но для того, чтобы стать непотопляемым, этого мало: ведь психологически совершенно по-разному воспринимаются обстановка бассейна и пространство водоема. Пловец может демонстрировать великолепные результаты скорости и выносливости в бассейнах, а оказавшись в одиночестве перед неоглядным водным простором, поддаться панике, не суметь предотвратить развитие стресса.

Есть и такие суждения: «А надо ли уничтожать страх в людском сознании? Он даже полезен, потому что удерживает от необдуманных поступков. Если из боязни утонуть человек плавает только около берега — это даже хорошо: меньше будет несчастий…»

Но зачем же умышленно ограничивать возможности людей, ставя перед ними заведомо упрощенную программу? Программа-минимум — это плавание в прибрежной полосе, однако несчастье при этом способно разыграться в любую минуту: у человека все равно сохраняется состояние тревоги. Программа-максимум — это непотопляемость в любых условиях, гарантированная безопасность на воде. И доступна она каждому."

(с)


@темы: книги и авторы

16:02 

Даниэль Пеннак

Благодаря аудиокнигам и - Игорю Князеву, открыл для себя такого мега-человека, как Даниэль Пеннак. Сейчас дослушиваю "Людоедское счастье" - и надеюсь мне хватит времени и энергии потом поделиться впечатлениями от.

Д.П. прекрасен тем, что у него хорошо читаются и эссе и художественные вещи. И вообще...

Немного найдется предметов, пробуждающих такие собственнические чувства, как книга. Попав к нам в руки, книги становятся нашими рабами — рабами, поскольку они живые, но рабами, которых никому не придет в голову освобождать, поскольку они бумажные. Соответственно и обращаются с ними хуже некуда — издержки слишком горячей любви или неудержимой злости. Вот возьму да загну страницу (о, какая это всякий раз боль — видеть загнутую страницу! «Но надо же мне знать, где я чита-а-а-ю!»), и кофейные круги от чашки на обложке, и оттиски бутербродов, и масляные прозрачно-солнечные пятна… и еще отпечатки пальцев на каждой странице: я уминаю табак в трубке, когда курю за чтением… Томик «Плеяды» жалко сохнет на батарее после того, как упал к тебе в ванну («к тебе в ванну, дорогая, а Свифт, между прочим, мой!»), и поля, исчерканные комментариями, слава богу, неразборчивыми, и абзацы, обведенные флюоресцентным маркером… А вон та книжка навсегда изувечена, провалявшись целую неделю раскрытая кверху корешком, зато другую для сохранности изуродовали безобразной суперобложкой из прозрачного пластика с радужным отливом… А кровать, заваленная книгами, раскинувшими крылья, как мертвые птицы… А груда фолиантов, брошенных на чердаке на милость плесени… А бедные детские книжки, которые никто больше не читает, сосланные в загородный дом, куда никто больше не ездит… И те, другие, на набережных, выставленные на распродажу перекупщиками-работорговцами…

Чего только не приходится терпеть от нас книгам… Но ранит нас только чужое варварство по отношению к ним.


(c)


@темы: цитаты, книги и авторы

03:53 

Тачанка с Юга

Открыл для себя еще один советский вестерн :) Случайно натолкнулся на фильм - и смотрел не отрываясь. Очень понравилось. Сжато, лаконично, узнаваемо. Про историчность я молчу - бондарчукам и михалковым такого не снилось. Чего стоит момент, когда прорывающийся из дома человек сначала бросает гранату (а я еще удивился - почему чекисты так бодро разбежались по сторонам), а потом уже пробует прорваться сам.

Книга, судя по всему понравится не меньше. Как по мне - юг Украины - это самое романтическое место в мире, причем практически везде по оси времени, какой период не возьми :)

Ну и цитат на закуску :)

"Пересмеиваясь, чекисты начали стрельбу. Стреляли они какое-то странное упражнение. Наши мастера называли его "суматоха". Ростовые мишени устанавливались в двадцати шагах от линии огня. Далеко позади нее выстраивались стрелки. По команде "вперед" они срывались с места, на бегу доставали оружие и производили три выстрела. Трудно сказать, почему, но промахи были часты.

Когда пришла очередь стрелять моему знакомому, он, казавшийся с виду неуклюжим, в миг преобразился и, стремительно рванувшись, неуловимым движением выхватил огромный пистолет. Три выстрела слились в один. Чекисты азартно побежали к мишеням — все три были поражены"
...

"Яков Лукич хорошо знал и любил ручное оружие, называя пистолеты и револьверы "стрелялками". Причем слово "стрелялка" имело у него множество звучаний. Браунинги первый номер, бульдоги и другие системы мелкого калибра назывались презрительно "дамская стрелялка". Наганы заслуживали уважительного названия "стрелялка", а маузеры, кольты и парабеллумы — почтительного.

Он мог часами рассказывать о преимуществах той или иной системы. И, понятно, наши беседы, доставлявшие обоим большое удовольствие, частенько затягивались допоздна.


Дорога домой, почти к центру города, у меня отнимала около часа. Ночного пропуска я не имел, поэтому приходилось "нажимать", и к дому я подходил запыхавшись, весь мокрый. Откровенно говоря, возвращаться поздно я побаивался не только потому, что меня могли задержать комендантские патрули. В городе было неспокойно. На окраинах снова появились мелкие банды и одиночки-грабители. Случалось, убивали. Мой путь лежал мимо кладбищенской стены, мимо домов с закрытыми ставнями — домов, из которых никто не выйдет, как бы ты ни взывал о помощи. Из-за заборов изредка взлаивали собаки, потревоженные стуком моих шагов. Обычно я шел по проезжей части улицы, наивно полагая, что, увидев грабителей раньше, чем они меня, успею удрать.

"Эх, было бы у меня оружие!.." В один из таких вечеров я намекнул начальнику, что, будь у меня какая-нибудь стрелялка, тогда бы я ничего не боялся.

Костров сразу понял.

— А тебе разве страшно домой ходить? — улыбаясь, спросил он.

Я с волнением стал рассказывать о пустынной дороге, об убийствах и грабежах.

Начальник перестал улыбаться и спросил:

— А ты не забалуешься, если я дам тебе стрелялку?

Наверное, у меня было настолько оскорбленное лицо, что Костров понял ненужность своего вопроса.

— Ну, ладно, ладно! Ты парень серьезный и сознательный. — Он открыл сейф и достал бельгийский браунинг. Вороненые грани ствола отливали сине-фиолетовым цветом. О таком пистолете я и не мечтал. — Бери, — сказал Костров и, вынув пачку патронов, приказал: — Ну-ка, заряди!

Дрожащими руками я набил обойму, дослал ее в рукоятку и поставил пистолет на предохранитель.

— Вот и хомяк, — осуждающе покачал головой Яков Лукич. — На предохранитель автоматическая стрелка ставится, когда патрон дослан в ствол. А то, пока ты спустишь предохранитель и дошлешь патрон, тебя сцапают, как курчонка. Понял?

— Понял, Яков Лукич! — Первый раз я назвал начальника по имени и отчеству, даже не понимая, как это вышло.

— То-то "Яков Лукич" ... — Очевидно, Костров был удивлен не менее, чем я. — Сыпь домой, а завтра сдашь стрелялку лично мне. Еще запомни одно: никогда не вынимай оружие, если в этом нет надобности, а уж если вынул, то применяй с толком!

На этот раз я шел домой не торопясь. Шел не по мостовой, как обычно, а по тротуару. Браунинг, прижатый ремнем к животу, холодил кожу. В темени безлунной ночи, пропитанной запахом зацветающей белой акации, я вызывающе насвистывал мотив "Яблочка". Я был вооружен и, чего греха таить, даже хотел, чтобы на меня кто-то напал. Но... до самого дома никого не встретил"

(с)




@темы: фильмы, книги и авторы, книги

23:36 

Ретиф

"- Давайте отобедаем, - наконец сказал огромный хлопотун. - О делах можно будет поговорить позже. Меня зовут Хошик из Мозаики Двух Рассветов.

- Я - Ретиф.

Хошик выжидающе молчал.

- ...из Горы Неукоснительных Инструкций, - добавил Ретиф"

(c) Кейт Лаумер
"Запечатанные инструкции"

Да. Я люблю именно этот перевод :)


@темы: цитаты, книги и авторы

23:52 

в копилку странных сценариев

Враг точно знал, где находится сталинская дача, и бомбил ее, надеясь обезглавить государство. Вокруг дома расположили дальнобойные морские зенитки. Сталин много раз поднимался на солярий, наблюдая за плотностью зенитного огня, отгоняющего самолеты. Потом фашисты применили осветительные ракеты на парашютах, которые зенитчики расстреливали на лету. Все же какой-то ас ухитрился послать бомбу точно. Она упала с внешней стороны забора и, не взорвавшись, ушла в землю. Когда саперы выкопали ее, то в стабилизаторе обнаружили свернутую бумажку с изображением сжатого кулака и надписью «Рот Фронт». А если бы тонна этой взрывчатки ухнула?! Вот как все роковым образом совпало…

(с) А. Т. Рыбин
ЗАПИСКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА


@темы: книги и авторы, цитаты

19:53 

однообразие

"...лично я полагаю, что виртуальное пространство означает конец человечества как вида.

– Да? И почему же ты так считаешь?

– Потому что это означает конец продвижению вперед, – пояснил Малкольм. – Идея о том, чтобы соединить весь мир кабелями связи, – это идея всеобщей гибели. Каждый биолог знает, что маленькая группа живых существ, оказавшись в изоляции, эволюционирует быстрее. Поместите тысячу птиц на остров в океане, и их развитие пойдет ускоренным темпом. Поместите десять тысяч на обширный континент, и их эволюция замедлится. А что касается нашего собственного вида, то эволюция проявляется прежде всего в нашем поведении. Чтобы приспособиться, мы принимаем новую модель поведения, новый образ жизни. А любой человек на Земле знает, что нововведения принимаются только в мелких группах особей. Изберите в комитет трех человек – и, быть может, им удастся что-то сделать. Возьмите для этого же десятерых – и дело пойдет куда медленнее. А если в комитете будет состоять тридцать человек, то они и вовсе ничего не сотворят. При тридцати миллионах же любое дело будет совершенно невозможным. Таково воздействие массовых, поточных производств – они не дают чему-либо произойти. Массовость убивает разнообразие, она делает все места похожими одно на другое. Будь вы в Бангкоке, в Лондоне или в Токио – на одном углу вы увидите «Макдоналдс», на другом – «Бенеттон», а перейдя через улицу, наткнетесь на «Самсунг». Различия между странами мира исчезают. Вообще любые различия стираются. В мире массовых производств не остается почти ничего, кроме десятка книг, фильмов и высказываний, занимающих верхние места в рейтинговой таблице. Люди беспокоятся о том, что в дождевых лесах исчезает разнообразная, неповторимая флора и фауна. А как насчет интеллектуального разнообразия – нашего самого насущного ресурса? Он исчерпывается куда быстрее, чем леса. Но мы не задумываемся об этом, поскольку сейчас мы намереваемся создать виртуальное пространство и благодаря этому свести вместе пять миллиардов человек. Это заморозит всю эволюцию вида. Любое движение вперед прекратится. У всех будут одновременно возникать одни и те же мысли. Всемирное однообразие"

(с) Майкл Крайтон
"Затерянный мир"


@темы: цитаты, книги и авторы

13:36 

"широкая американская душа"

"Хебнер предупредил меня, что когда мы встретимся с русскими, если мы с ними встретимся, я должен быть готов к взаимному обмену медалями, флагами и личными вещами, и по этой причине мне лучше не брать с собой своего позолоченного пистолета и не надевать дорогих часов, поскольку я едва ли получу от русских в обмен что-нибудь столь же стоящее"

(с) Дж.Паттон "Война, какой я ее знал"


@темы: военная история, книги и авторы, цитаты

21:26 

"дуже непоганий спосiб полювати на тигра iз слоном"

Заметки Мастера Ли на китайско-печатные темы, подвигли найти один из любимых этюдов у Остапа Вишни. Нашел его в русском и украинском вариантах, но русский перевод по-моему теряет все свое обаяние - поэтому привожу оба.

* * *

Дуже поширений i, треба сказати, дуже непоганий спосiб полювати на тигра iз слоном.

Таким способом полюють тигрiв iндуськi раджi й англiйськi лорди, що приїздять у гостi до iндуських раджiв, а тi вже частують їх, своїх дорогих гостей, охотою на тигрiв.

Перед цим індуськi раджi заздалегiдь принаджують до певного мiсця тигрiв, ставлячи протягом кiлькох тижнiв принаду з не зовсiм ще померлих, а вже до роботи не придатних тубiльцiв.



Коли англiйськi лорди поприїздять до iндуських раджiв у гостi i побачать, як ведуть тубiльця на принаду, вони роблять тому тубiльцевi ручкою i милостиво кажуть:

- Гуд бай!

Тигри, мiж iншим, iдуть на принаду не тiльки з тубiльцiв, а й з худоби: з корiв, свиней, овець i т. iн., але такої принади їм не ставлять, бо тодi не буде чим деяким англiйським лордам принаджувати польсько-шляхетних жовнiрiв генералiв Андерса, Бур-Комаровського та iнших арцишевських рачкевичiв.

Тигрiв, отже, принаджено.

Тодi приводять приручених слонiв, сiдлають їх такими нiби куренями, тiльки не з лiщини сплетених i соломою вшитими (англiйськi лорди й iндуськi раджi таких куренiв не люблять!), а зробленi тi куренi iз слонової костi й ушитi єдвабом.

Вантажать у тi куренi спочатку вiскi, бефи, пудинги й шампанею, а потiм уже англiйських лордiв, iндуських раджiв та камердинерiв.

Вишукується пiдроздiл тубiльцiв, щоб оточити те мiсце, де тигрiв принаджено, та наганяти їх на високопоставлених у куренях мисливцiв.

Ну, лорди й раджi їдуть, п'ють вiскi й шампанею, їдять бефи й пудинги, а тубiльцi наганяють на них тигрiв.

Як тiльки шасне мiж лiанами тигр, англiйський лорд каже iндiйському раджi:

- Подерж-но мого пудинга, - я його потiм доїм! А потiм до камердинера:

- Подай рушницю!

Камердинер подає рушницю, англiйський лорд стрiляє в те мiсце, де прошаснув тигр.

Лунає пострiл, за ним лунає одчайдушний крик, i падає мертвий тубiлець iз пiдроздiлу, що наганяє звiра на високопоставлених у куренях охотникiв.

Англiйський лорд задоволено усмiхається i говорить:

- Iєс!

А потiм уже доїдає пудинг.

Далi полювання йде таким чином: тубiльцi вбивають тигрiв, здiймають iз них шкури, англiйськi лорди везуть тi шкури додому, там їх вiдповiдно обробляють, пригвинчують до голови золоту дощечку з вигравiруваним написом:

КОРОЛIВСЬКИЙ ТИГР

ЗАБИВ У БЕНГАЛIЇ (ДАТА)

ВЛАСНОРУЧНО ЛОРД СЕСIЛЬ-КИСIЛЬ

А потiм уже в палатi лордiв...




* * *

Весьма распространен и, надо сказать, довольно неплохой способ охотиться на тигра со слоном.

Этим способом охотятся на тигров индийские раджи и английские лорды, приезжающие в гости к индийским раджам, а те уже угощают их, своих дорогих гостей, охотой на тигров.

Перед этим индийские раджи заблаговременно заманивают в определенное место тигров, ставя на протяжении нескольких недель приманку из не совсем еще умерших, но уже не приспособленных к работе туземцев.



Когда английские лорды приезжают к индийским раджам в гости, и, увидев, как ведут туземца на приманку, они делают тому туземцу ручкой и милостиво говорят:

- Гуд бай.

Тигры, между прочим, идут на приманку, состоящую не только из туземцев, но также из скота; из коров, свиней, овец и т. д.

Итак, тигров заманили.

Тогда приводят прирученных слонов, седлают их такими вроде шалашами, но сплетенными не из орешника и ушитыми не соломой (английские лорды и индийские раджи таких шалашей не любят), а сделаны те шалаши из слоновой кости и парчи...

В те шалаши грузят сначала виски, беф, пудинги и шампанское, а потом уже английских лордов, индийских раджей и камердинеров.

Ну, лорды и раджи едут, пьют виски и шампанское, едят бефы и пудинги, а туземцы гонят на них тигров.

Как только шмыгнет между лианами бенгальский тигр, английский лорд говорит индийскому радже:

- Подержи-ка мой пудинг, я его потом доем! А затем к камердинеру:

- Подай ружье!

Камердинер подает ружье, английский лорд стреляет в то место, куда прошмыгнул тигр.

Звучит выстрел, за ним звучит отчаяннейший крик, и туземец, гоняющий зверя на высокопоставленных в шалашах охотников, падает замертво. Английский лорд удовлетворительно усмехается и говорит:

- Йес!

И доедает пудинг.

Затем охота идет в таком порядке: туземцы убивают тигров, снимают с них шкуры, английские лорды везут те шкуры домой, там их соответственно обрабатывают, привинчивают к голове золотую дощечку с выгравированной надписью:


КОРОЛЕВСКИЙ ТИГР

Убил в Бенгалии (дата)

собственноручно лорд Сесиль-Кисель.


А потом уже в палате лордов...

(с) МИСЛИВСЬКI УСМIШКИ. БЕНГАЛЬСЬКИЙ ТИГР.
Остап Вишня


@темы: книги и авторы, цитаты

13:46 

Бегущий в лабиринте

Мне на этой неделе везет на фантастику, описывающую детские коллективы в странных и суровых обстоятельствах. Для начала я одолел "Игру Эндера". Читалось интересно, но не показалось чем-то выдающимся - если не считать меланхоличной некрофилии (в социальном смысле) Карда и его нелюбви к русским, коммунистам и Варшавскому Договору - все мотивы которые были видны еще в "Тысяче смертей". Ну и основная идея уже встречалась мне сразу в нескольких НФ-рассказах, один из которых повторял фабулу практически один-в-один (автора-название увы забыл) ну или в "Тренировочном полете" Гаррисона (опять таки емнип) - пересказывать не буду, дабы не спойлерить. Где-то к середине книги мне как раз вспомнились эти рассказы, так что дочитывал уже догадавшись про развитие событий.

Зато после Карда я натолкнулся на "Бегущего в лабиринте" Джеймса Дашнера и прочитал его на одном дыхании. В принципе в книге обыгрывается та же тема, которая знакома всем по "Рыцарям сорока островов", "Королевской битве" и "Повелителю мух", однако тут совершенно другой ракурс и совершенно другой разворот отношений внутри коллектива. Плюс для меня значимый момент - отличный перевод sonate10.

Забавно, что рецензенты на флибусте высказываются зеркально моему мнению - Кард сильнее, Дашнер слабее. Ну... о вкусах не спорят и далее по тексту :)

upd: А еще мне кажется, у ПОРОКА есть нечто общее с корпорацией "Амбрелла" :)




@темы: книги и авторы

Ворон. Ночной ворон

главная